«Прямой эфир» с Михаилом Шмаковым. 13 октября 2017 года, г.Москва. Cтенограмма.

09.11.2017


Центральная профсоюзная газета «Солидарность»    Канал «Профсоюз ТВ» Аудитория – от 60 тыс. пользователей

Ведущий – секретарь ФНПР, Главный редактор Центральной профсоюзной газеты «Солидарность» Александр Шершуков

 

Шершуков А.В. Добрый день, уважаемые коллеги. Мы начинаем трансляцию в интернете ответов Председателя ФНПР Михаила Викторовича Шмакова на вопросы профсоюзных активистов.
    Такая форма общения проводится нами впервые. Поступило несколько сот вопросов, в том числе около 30 записанных в виде файлов. Некоторые вопросы повторялись, поэтому они сгруппированы по темам. Некоторые вопросы  заданы в видео-формате. Во время прямой линии проводится прием вопросов по телефону, указанному на экране. Просим при формулировании вопросов соответствовать обсуждаемым темам.

 

Добрый день, Михаил Викторович!

 

Шмаков М.В.  Добрый день, здравствуйте уважаемые коллеги, товарищи!  Рад ответить на ваши вопросы.

Шершуков А.В. Начнем с некоторых общих рамочных вопросов. Актив Пензенской областной организации профсоюза работников народного образования и науки: Какие, с Вашей точки зрения, в настоящий момент три наиболее важные направления работы ФНПР для укрепления авторитета профсоюзов?  Профсоюз работников здравоохранения Москвы присоединяется к этому вопросу.

Шмаков М.В. Это основные традиционные задачи, которые профсоюзы должны решать в каждом профсоюзе и в целом на уровне ФНПР.

Во-первых,  это достойное рабочее место и достойная заработная плата соответственно.

Второе направление - это охрана труда и экология рабочего места. Для того чтобы человек, приходя на свое рабочее место, уходил оттуда здоровым, без травм и без получения профессиональных заболеваний.

И третье - это социальные гарантии. Выполнение тех из них, которые предоставляются государством в соответствии с законом. Это пенсионное страхование, социальное страхование (страхование временной нетрудоспособности и все сопутствующие выплаты, которые должны идти из Фонда социального страхования) и  медицинское страхование. Чтобы каждый гражданин, каждый работник в полном объеме мог воспользоваться этими социальными гарантиями. Плюс, конечно, те социальные пакеты и договоренности, которых в переговорах с работодателями добиваются профсоюзы в отраслевых соглашениях и в коллективных договорах.

Шершуков А.В. Это, как бы, общее направление. А что касается специфики этого года и перспективы на следующий год? Что приоритетно с Вашей точки зрения? 

Шмаков М.В. Для каждого работника приоритет – это рабочее место и заработная плата, потому что на рынке труда в связи с экономической ситуацией, которая складывается, мы видим  сокращение рабочих мест. Отсюда наше общее требование к Правительству, к работодателям, к экономической политике (исходя из объявления об экономическом росте, по последним данным Минэкономразвития, которое, с нашей точки зрения, несколько оптимистично и на бумаге исполняет роль «роста экономики») - пока этот рост экономики не очень виден на рабочем уровне, на низовом уровне, на уровне предприятий. И естественно, рабочие места и заработная плата, потому что опять, как обычно, работодатели хотят решить вопросы повышения производительности труда и сохранения рабочих мест за счет фактического замораживания заработной платы. Поэтому приоритетна заработная плата.

А также известная проблема – доведение минимального размера оплаты труда до уровня прожиточного минимума - сегодня на первом месте. Плюс, естественно, состав того, что входит в МРОТ.

Вот это на первом месте всегда, потому что две остальные задачи из трех названных выше коренных являются постоянными для профсоюзов. Вокруг этого, конечно, есть много других сопутствующих задач, которые говорят о качестве жизни, возможности отдыха, досуга и так далее.

Важно, чтобы ситуация с охраной труда у нас не была хуже, чем сейчас, когда на достаточно низком уровне  у нас травматизм и несчастные случаи на производстве.

И конечно, стандартно, каждый год примерно на одном уровне – наша борьба против всяческих новаций в пенсионных вопросах, в обязательном медицинском страховании. Всякие горячие головы, пишущие различные программы, хотят фактически ухудшить пенсионное обеспечение, ввести какие-то новые критерии для выплаты пособий по временной нетрудоспособности, понижая выплаты по больничным.

Это постоянная работа. Но, еще раз повторяю, на первом плане - рабочие места и уровень заработной платы.

Шершуков А.В. На тему зарплаты (следующий большой блок),  с одной стороны, вопросы от Светланы Калашниковой, председателя Астраханского областного объединения организаций профсоюзов: Какие меры предпринимаются ФНПР по контролю за выполнением майских указов в части роста зарплаты? Каков Ваш прогноз на сохранение взятого курса по увеличению зарплаты после 2018 года?  С другой -  к этим вопросам добавлю вопрос, который к нам пришел уже по прямой линии от Каринова Сергея Ринатовича, это председатель первички Майкопского городского суда: Когда будет повышена зарплата госслужащих в соответствии с майскими указами Президента?

Шмаков М.В. Я думаю, что майские указы должны быть выполнены безусловно. К этому прикладываются достаточно большие усилия и они контролируются по разным каналам. Безусловно, мы как профсоюзы, как ФНПР в рамках Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, в рамках нашего участия в правительственной, президентской комиссии по контролю за выполнением майских указов всегда свою точку зрения высказываем и контролируем, для того чтобы они были выполнены в полном объеме. Мы критикуем некоторые подходы финансово-экономического блока правительства, когда  он пытается изменением в методике подсчетов добиться формального, на бумаге, выполнения майских указов. На самом деле, абсолютно искажая  задачи, которые этими указами поставлены.

Я имею в виду, что уровень оплаты труда медицинских работников, работников образования страны до сих пор заметно различается на аналогичных должностях. Этот перекос должен быть устранен.  Кстати, зарплата госслужащих не вошла в  майские указы, но, безусловно, эту проблему надо решать так, чтобы их зарплата не имела известных «ножниц» между зарплатами госслужащих на региональном уровне и зарплатами госслужащих, работающих в тех же регионах, но являющихся работниками федеральных служб.

Самая большая опасность здесь, по сути, в том, что формально данный процесс может уложиться в «выполнение» указов известным путем изменения методики подсчета средней заработной платы по региону. Это недопустимо. Мы об этом говорим постоянно, в том числе и Президенту Российской Федерации.

При этом есть еще одна проблема, на которую мы все должны обращать внимание. Мы ее также все время поднимаем. Нам нужно сплотиться и более решительно потребовать на всех уровнях нашей работы, чтобы майские указы по уровню заработной платы выполнялись в рамках одной ставки.

Шершуков А.В. В рамках стандартной продолжительности работы.

Шмаков М.В. Да, как в образовании - на одну ставку, так и в медицинских учреждениях - на одну ставку. Работа именно по одной ставке при полном лимите рабочего  времени должна приводить к тому уровню зарплаты, который как ориентир имеется в майских указах.

А что мы имеем сегодня? Эта проблема, к сожалению, мало поднимается на заседаниях региональных трехсторонних комиссий. И регионы отчитываются за выполнение майских указов, суммируя всю сумму выплат, которые даются работникам, без учета того, что человек работает на полторы - две ставки и более. Эту проблему нам еще решать и решать!

Шершуков А.В. И вот к той же теме, которую вы уже затронули,  соотношения МРОТ и прожиточного минимума. Председатель  Приморской краевой организации работников здравоохранения Ирина Лизенко поднимает проблему о том, что ни МРОТ, ни прожиточный минимум не обеспечивают и не соответствуют уровню затрат на содержание детей, оплату коммуналки, полноценное питание, что сказывается на средней продолжительности жизни в России сегодня, высокой заболеваемости и смертности. То есть, есть проблема следующего характера, после выполнения требования Трудового кодекса, которое сейчас в итоге состоится: МРОТ дойдет до прожиточного минимума, мы надеемся на это в ближайшее время.

Шмаков М.В. Мы уверены в этом. Есть вопрос: когда? Мы считаем, что должно быть раньше, чем 1 января 19-го года.

Шершуков А.В. Да, но проблема заключается в том, что все равно есть вопрос оплаты труда для низкооплачиваемой категории работников, которые как раз и получают на уровне МРОТа, и даже после его повышения до прожиточного минимума, это тоже, в общем-то, деньги небольшие, по большому счету. Поэтому медики Приморья спрашивают: как Вы видите вообще в принципе концептуальное разрешение этой проблемы?

Шмаков М.В. Вы сказали важное слово: «концептуальное». Мы достаточно просто употребляем это слово и впрямую считаем размер МРОТ как заработную плату. На самом деле МРОТ  -  это общероссийский социальный параметр для различных расчетов: фонда заработной платы, для ее установления в соответствии с тарифными соглашениями в отраслях. МРОТ принимается за некую величину (один МРОТ или полтора - два МРОТ), которая является заработной платой 1 разряда по той или иной специальности; и дальше в соответствии с межразрядными коэффициентами получается базовая заработная плата тех или иных профессий.

Много ли людей получают именно один МРОТ? Этим особенно грешит малый бизнес, когда заработная плата выплачивается именно на уровне МРОТ, для того чтобы не нарушать действующее законодательство, а дальше часть выплачивается в конвертах. Но надо понимать, что если сиюминутно для человека это выгодно (грубо говоря, он 7.800 получил в качестве заработной платы «белой», и еще 7.000 - в конверте, то для него это сегодня выгодно). Но это будет сказываться на его пенсии послезавтра, когда он пойдет на пенсию, это будет сказываться на выплату больничных и тогда, когда его будут увольнять или в каком-то плановом порядке, в связи с каким-то конфликтом, ему будут выплачивать выходное пособие только в размере «белой» заработной платы. На самом деле, на уровне МРОТ получают заработную плату не более 5% работающих.

Да, есть малооплачиваемые рабочие места, где действительно это так обстоит. Но я еще раз подчеркиваю: нередко начинается сверхэксплуатация, когда человека заставляют работать полторы, две смены или работать на полторы, две ставки. Тогда получается выше МРОТ, но, тем не менее, это тоже достаточно низкий на сегодняшний день доход. Он не позволяет нормально жить. Действительно, МРОТ не учитывает многие обязательные расходы, которые человек должен нести, не говоря уже о семейном бюджете. Безусловно, методику подсчета уровня минимальной потребительской корзины необходимо менять.

При этом надо понимать, что все шаг за шагом и одновременно разрешить (или развязать все узлы) невозможно. Поэтому на первом плане у нас сегодня – добиться обеспечения задачи, которую мы в течение достаточно длительного времени ставили - МРОТ должен быть не ниже прожиточного минимума. Это насущная необходимость с любой точки зрения: ну как человек работает полный баланс времени, 40 часов в неделю, 168 часов в месяц, и получает за это ниже, чем стоимость минимальной потребительской корзины, составленной в начале 90-х годов как корзины выживания! Мы же говорим сегодня не о выживании, а о развитии. Сегодня мы практически добились этого решения. И это наша победа.

Следующая задача в этой связи - это то, насколько актуальна наша потребительская корзина и насколько она учитывает все сегодняшние  обязательные платежи, которые человек обязан платить. Сегодня у нас повышаются налоги на недвижимость, в частности, переход на оценку по кадастровой стоимости, по которой берутся налоги. Налоги за квартиру, за жилое помещение все время растут. Это не учитывается сегодня в корзине.

Смотрим дальше. У большого числа наших жителей, трудящихся имеются садовые участки. Там тоже по кадастровой стоимости сейчас все начинают оценивать. Если раньше в зависимости от региона в год надо было платить относительно небольшие суммы в качестве налога, то сегодня это в разы растет, а иногда в десятки раз. Стоимость жилищно-коммунальных услуг, стоимость электроэнергии, стоимость газа - все это растет, при этом очень слабо отражаясь в методике подсчета минимальной потребительской корзины. Вот следующий  наш большой шаг и задача, которую мы должны перед собой ставить для решения. Мы должны требовать пересмотра и актуализации методики подсчета минимальной потребительской корзины, и так дальше. У нас есть чем заниматься и сегодня, и завтра, и послезавтра. Тот, кто думает, что нам нечем будет заняться, если мы добьемся, скажем, повышения МРОТ до уровня прожиточного минимума, он сильно ошибается.

Шершуков А.В.  Вы практически уже ответили и на следующий вопрос, которые внутри этой общей темы «зарплата», который задавала Ирина Семина,  зав.отделом социально-трудовых отношений Федерации профсоюзов Забайкалья, о том, что изменение в методику расчета средней зарплаты по регионам, которое и в дорожных картах и вообще в регионах трактуется как среднемесячный доход, а не фактическая средняя зарплата по региону – это  обман, который введен в практику. Поэтому на этот вопрос вы фактически уже ответили.

Шмаков М.В. Хочу к этому добавить. Да, сейчас запускаются различные инициативы типа «давайте не зарплату считать, а доход». Это очень опасная инициатива. Мы с этим боремся, не соглашаемся. Это может вылиться в достаточно острые ситуации, потому что завтра в этот доход включат гипотетическую стоимость яблок с вашей яблони на садовом участке (мол, в среднем яблоки стоят по 50 рублей килограмм, вы собрали 100 килограмм яблок со своей яблони) и это все включается в ваш доход. Доход и заработная плата - абсолютно разные вещи. И поэтому мы должны говорить: заработная плата, минимальный размер оплаты труда (не доход, а оплата труда) должен быть не ниже, чем стоимость минимальной потребительской корзины. Но никак не доход! 

Дальше посчитают, предположим, что вы имеете какие-то акции на каком-то предприятии, или какие-то другие виды дохода легально, и завтра эти деятели из Министерства финансов будут все это без конца приплюсовывать…

А что еще впереди нас ждет? Хотим мы или не хотим, сколько бы ни упиралась Дума и высокодоходные слои населения, которые сегодня сидят в руководстве страной (у них доходы в сотни раз выше, чем доход среднестатистического гражданина), введение прогрессивной шкалы на НДФЛ, налога на доходы физических лиц, становится все более неизбежным. Они сопротивляются! Сломаем это - уже большая часть Думы, три фракции из четырех, выступают за это, а профсоюзы за это выступают все последние 20 лет. Это самая справедливая, отработанная в мире система достижения социальной справедливости, когда в зависимости от доходов каждый платит налог на доходы с физических лиц разный: люди с низкими доходами - самый низкий налог или вообще не платят (те, кто на уровне МРОТ), а вот люди с более высокими доходами по определенной шкале все выше, выше и выше.

Конечно, трудно и, наверное, неправильно говорить о налоге на самые высокие доходы, как во Франции (70% от дохода), откуда многие побежали, включая известного актера Депардье. Почему он приехал в Россию? Потому что он хочет платить 13% НДФЛ со всех своих доходов, а не 70%, как в своей Франции - везде за всем стоит экономический интерес.

Мы отчетливо видим наши следующие задачи. Мы видим, куда развивается вся эта фискальная политика нашего государства, которой надо противостоять. И нам удается многое остановить еще на подходах. Я вам только один пример приведу. Когда известный олигарх Прохоров предложил изменить Трудовой кодекс и ввести 60-часовую рабочую неделю. Мы это, грубо говоря, отбили, не доводя даже до рассмотрения Российской трехсторонней комиссией, отбили на уровне рабочей группы РТК. Как и много других инициатив приходится «заваливать»  для защиты интересов работников, членов профсоюза.

Я хотел бы еще для завершения концептуальной части вопроса о МРОТ как общероссийской социальной гарантии отметить то, что более чем в 60% российских регионов приняты свои законы о минимальной заработной плате. В экономическом плане это разные с МРОТ понятия. В минимальную заработную плату в соответствии с договоренностью и решениями региональных трехсторонних комиссий могут входить и другие разные составляющие… Вот в МРОТ не должны входить никакие стимулирующие компенсационные выплаты. А в региональную минимальную заработную плату - так, как договоритесь. За этим необходимо следить в каждом регионе территориальным объединениям профсоюзов и все это записывать в региональные трехсторонние соглашения. И у нас есть во многих регионах уже показатель минимальной заработной платы в регионе намного более ее общероссийских рзмеров.

Шершуков А.В. Спасибо. И сейчас я прошу включить видеоролик со следующим вопросом.

Адельшинов Н.А. Добрый день, Михаил Викторович, я Адельшинов Наиль Абизович, председатель молодежного совета Астраханской областной организации профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации, врач Скорой медицинской помощи. У меня к вам два вопроса. Первый вопрос: на съезде  Федерации Независимых Профсоюзов России информационная работа всех профсоюзов была признана главным направлением профсоюзной деятельности, неотъемлемым инструментом решения уставных задач. В последние годы информационные и аналитические материалы о важнейших профсоюзных мероприятиях и коллективных действиях профсоюзов стали появляться в средствах массовой информации. Но, однако, этого недостаточно. Когда ФНПР и ее членские организации, я имею в виду, региональные и отраслевые организации профсоюзов, пробьются на центральный канал федерального и регионального телевидения. Сегодня, как никогда, необходимо активно использовать  центральные ведущие региональные СМИ для правдивой информации о деятельности профсоюзов всех уровней.

И второй вопрос: когда же решится вопрос по установлению единых базовых окладов по профессионально-квалификационным группам работников здравоохранения? Данный вопрос сегодня стоит чрезвычайно остро, так как разница в окладах по профессионально-квалификационным группам по регионам России способствует оттоку высококвалифицированных специалистов, врачей, в том числе и в нашем регионе. Спасибо за внимание. И надеюсь на ваш ответ.

Шмаков М.В. Спасибо за ваш вопрос.

Шершуков А.В. Михаил Викторович, и к вопросу по поводу базовых окладов и разных зарплат, которые получают люди за один и тот же труд в разных регионах, соответственно, базовые оклады, как форма борьбы с этим. К этому же дополнительный вопрос от председателя Профкома Краснодарского музыкального колледжа им.Римского-Корсакова Николая Моисеева, который хочет услышать ваше мнение о неравномерной оплате труда уже педагогических работников в разных регионах России. То есть оплата труда педагогов в Москве в разы выше, чем у нас в Краснодарском крае, как будто Москва другое государство и там работают другие люди. Будут ли предприняты какие-либо меры по ликвидации столь большого неравенства?

Шмаков М.В. Спасибо за ваши вопросы, которые вы задали сейчас и на этом видеоролике, и те, которые дополнительно пришли по этой теме. Я прежде всего хочу вам сказать, что это отраслевые вопросы. Да, это касается всех бюджетников, и культуры, и здравоохранения, и образования. Но, тем не менее, это прежде всего вопросы вашего отраслевого профсоюза. Мы готовы оказать помощь в борьбе каждого отраслевого профсоюза за то, чтобы эти базовые оклады, во-первых, были приняты в каждой отрасли; во-вторых, чтобы они были справедливыми - такими, какими ваш профсоюз видит эти базовые оклады. Наверно, с нашей точки зрения, конечно, единые в целом в стране. Но мы вряд ли уйдем от каких-то региональных доплат, так как это решается в рамках региона. В то же время у нас с вами в руках есть все механизмы: в виде решений трехсторонних комиссий и в виде отраслевых соглашений. В них все это должно отражаться. А мы, в свою очередь, поддержим требования ваших профсоюзов по всем линиям.

Шершуков А.В. Спасибо. И теперь следующий видео-вопрос.

Семишева Л. Добрый день, меня зову Людмила. Я являюсь председателем профсоюзного комитета в детском саду. У меня вопросы по заработной плате. Почему не установлены единые оклады работников бюджетной сферы по всей России? и второе: почему не приравнивают минимальные оклады младшего обслуживающего персонала к МРОТ? Практически заработную плату на уровне МРОТ получают сейчас как квалифицированные работники, так и работники без квалификации, это уборщики, сторожа, дворники, прачки, повара, шеф-повара, кладовщики, а также заведующие хозяйством. И сейчас при росте МРОТ происходит уравнивание заработных плат в образовательных учреждениях. Поэтому предлагаем установить минимальный оклад на уровне МРОТ, а другие должности – дифференцировать оклады, исходя из их квалификации. Этим, нам кажется, восстановится справедливость заработных плат младшего обслуживающего персонала в бюджетных учреждениях. А сейчас фактически происходит использование стимулирующего фонда не по назначению. Спасибо.

Шмаков М.В. Спасибо за ваш вопрос, но я на него уже фактически ответил. МРОТ - это минимальный размер оплаты труда, ниже которого ни один работник не должен получать свою заработную плату. Конечно, нужна дифференциация в зависимости от квалификации. Для этого, во-первых, нужна активная работа отраслевого профсоюза; во-вторых, если вас не слушают отраслевой профсоюз, региональные власти, руководители, будь то в детских дошкольных учреждениях, либо в других образовательных учреждениях, объявите забастовку, остановите работу всех детских садов, всех школ, выработав требования. И вам скажу, к вам прибегут все, включая министра финансов Российской Федерации, и будут с вами разговаривать и будут принимать правильные решения. Пока мы все молчим, на нас с вами будут ездить дальше. Поэтому все это дело в нашей с вами активности. Но я еще раз повторяю, прежде всего, отраслевой профсоюз должен работать более эффективно.

Шершуков А.В. Спасибо. Переходим к следующему блоку вопросов, где уже не просто зарплата, а повышение зарплаты и проведение ее индексации. Я прошу включить следующий видео-вопрос.

Багаев А.Б. Я Алан Батарбекович, член Профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания, республика Северная Осетия-Алания. Как известно, последние 5 лет не проводилась индексация заработной платы. Между тем, цены на продукты питания и коммунальные услуги растут как на дрожжах. Выражала ли ФНПР свое мнение по этому вопросу?

Шершуков А.В. Михаил Викторович, и к этому же вопросу вопрос Брянской областной организации профсоюза работников госучреждений  Надежды Селивониной. О том, что индексация зарплаты работникам бюджетной сферы не проводилась с 2011 года; повышается зарплата только по майским указам Президента, а начисленная зарплата, в частности муниципальным служащим, снизилась по сравнению с предыдущим годом соответственно. Шмаков М.В. Безусловно, неоднократно ФНПР, как и все профсоюзы бюджетной сферы, в том числе и госучреждений, об этом говорят и говорили. Но, как объясняет государство, вся страна и экономика находится в кризисе, поэтому возможности для повышения заработных плат нет (хотя это не на всех отражается). Мы считаем, что это лукавая позиция, не совсем это так. Сегодня самое хорошее время для того, чтобы требовать повышения зарплат более решительно, потому что нам объявили о том, что у нас начинается подъем. Но подъем должны почувствовать все, он, безусловно, должен сопровождаться, повышением заработной платы, выгодой для всех: и для развития экономики,  бизнеса, повышения доходов государства через налоги, и самое главное, для повышения доходов населения через заработную плату и возможности повышать свою квалификацию и соответственно заработную плату.

Вообще, когда, к примеру, врач плохо выполняет свои обязанности и не очень квалифицирован, его увольняют; когда токарь или слесарь выполняет свои обязанности некачественно, его тоже увольняют. Руководители Экономического блока Правительства призваны развивать экономику, но вместо этого они только все время жалуются: «Кризис, кризис, что делать,  мы ничего не можем сделать». Надо нанять новых руководителей - менеджеров, которые смогут работать и в этих сложных условиях.

Надеюсь, что в Правительство Президент призовет тех людей, которые смогут работать эффективно и развивать экономику.

Шершуков А.В. Спасибо. Следующий вопрос.

Попова Л.А. Здравствуйте. Вопрос задает член Общероссийского профсоюза работников государственных учреждений, председатель профкома Курганского реабилитационного центра для детей и подростков с ограниченными возможностями Людмила Александровна. У нас в социальной защите с 2014 года постоянно снижение заработной платы в виде отмены дополнительных отпусков, снятия надбавок, с воспитателей снята категория. У меня вопрос: будет ли и когда повышение заработной платы работникам социальной защиты населения, не вошедших в Дорожную карту? И второе: когда прекратится реорганизация в структуре социальной защиты за счет должностей рядовых работников? Спасибо.

Шмаков М.В. На вопрос: «когда», если бы я был руководителем правительства или министром образования, или здравоохранения (не знаю, какому министерству подведомственно ваше учреждение), я бы ответил когда. А для того, чтобы это произошло, только повторю свою рекомендацию.

Снижая заработную плату, производя какие-либо ухудшения условий работы, руководство при этом всегда ссылается, что нам мало дают денег из того или иного бюджета. Так вот, после этого остановите свою работу и все, кому положено, прибегут и скажут: «давайте вместе решать возникшую проблему».

До тех пор, пока снижаются и заработная плата, и условия труда, а мы только терпим, ничего протестного не предпринимая, -  будем терпеть и дальше. Дело в активной позиции каждого из нас, каждого руководителя, что первичной организации, что отраслевого профсоюза.

Шершуков А.В. И последний вопрос в этом блоке нашей встречи, это вопрос, поступивший из Брянска и от заместителя председателя Роспрофжела Андрея Карабанова, по теме: инициативы Роспрофжел, который некоторое время назад на сайте «Российской общественной инициативы» собирал голоса в поддержку внесения изменений в Трудовой кодекс, предусматривающий проведение обязательной индексации зарплат работников не реже одного раза в год, не ниже фактических размеров инфляции. Эту инициативу вроде бы поддержало свыше 100 тыс. человек, верифицированных голосов, но законопроектом инициатива не стала, была отклонена комиссией при открытом Правительстве. Как вы считаете, возможна ли дальнейшая совместная работа ФНПР и Роспрофжела как по данной инициативе, так и в принципе по внесению механизма индексации зарплаты работников уже в подзаконные акты?

Шмаков М.В. Конечно, возможна. Я говорил об этом на регулярных совещаниях с руководителями профсоюзов, и мы с вами должны понимать, что для наших профсоюзов, объединяющих около 20 млн. членов, по плечу любая  инициатива, связанная с трудом. Это уже не первая инициатива Роспрофжел и во надо здесь сказать спасибо этому Профсоюзу, активно использующему такой механизм, как сбор верифицированных подписей для продвижения своих инициатив, которые дальше поступают в соответствующую комиссию Открытого правительства.

Надо сказать, что если мы соберем не 100 тысяч подписей, а миллион, то тогда и  Открытое правительство по-другому будет решать. А если 2 миллиона, еще быстрее будут решать. А если хотя бы 5 миллионов, это всего 1/4 от нашей общей численности, то тогда это будет уже совершенно другая общественная ситуация.

Считаю, что Открытое правительство - это ненужный орган. Тем более, что его  эксперты «заряжены» только либерально-экономическими идеями и считают, что надо заставлять людей работать почти «за так», повышая при этом производительность труда «на ровном месте», заботясь лишь о своей повышенной зарплате. Это безответственные люди, которые принимают безответственные решения.

К сожалению, и депутаты Государственной Думы из всех фракций поддерживают подобное. У вас есть депутаты от каждого региона во всех фракциях, которые бьют себя в грудь и говорят, что защищают интересы того региона, который они представляют в Государственной Думе, в Совете Федерации. Но когда дело доходит до конкретного принятия или непринятия бюджета на следующий год, когда включение в бюджет тех или иных выплат, они как-то сильно ослабевают свое давление и голос… Они редко откликаются на требования граждан «своего» региона. Надо чаще их к себе приглашать и строже спрашивать.

Мы регулярно встречаемся с депутатами Государственной Думы. Вы знаете, что в Государственной Думе работает профсоюзная группа «Солидарность», в ней 28 человек на сегодняшний день; мы все свои требования до них доводим; но дальше фракции. Есть фракции, что «Единая Россия», что «Справедливая Россия», что ЛДПР, что КПРФ, эти фракции не всегда, я бы даже сказал, очень редко поддерживают то, что людей, ориентированных на профсоюзы и доносящие на своих фракциях требования, редко их поддерживают. Там есть другие интересы, политические, которые как бы более ценные для этих партий, чем требования профсоюзов.

Поэтому нам необходимо, и мы предлагаем каждому профсоюзу отраслевому иметь хотя бы 20-30% членов профсоюза, которые будут соответствующим образом зарегистрированы на этих правительственных сайтах. И тогда, когда объявляется кампания, такая, которую предложил и проводит Роспрофжел, мы должны там собирать не 100 тысяч подписей, а 200, 500, миллион и так далее; и тогда наш голос будет звучать увереннее, и требования будут выполняться быстрее.

Шершуков А.В. Спасибо. Коллеги, мы работаем уже 45 минут, планировали уходить на паузу по предварительному хронометражу 25 минут, но сейчас уходим на паузу, соответственно после нее ответы по следующим темам: северные МРОТ, СОУТ, индексация пенсий работающим пенсионерам, аутсорсинг и еще ряд достаточно интересных вопросов, поэтому не переключайтесь.

Пауза

Шершуков А.В. Мы продолжаем наше общение, уважаемые коллеги. Тема: северные и МРОТ. Соответственно, из ряда профсоюзных организаций поступили вопросу по составу МРОТа, соответственно, компенсационные и стимулирующие выплаты, и о перспективах вхождения и не вхождения в МРОТ северных надбавок. Соответственно, такие вопросы были от профкома Славгородского аграрного техникума, от представителя Федерации профсоюза Забайкалья Сэйлмы Баты Манкуевой, прошу прощения, и председателя Федерации профсоюзов Камчатки – Зимина. Что с северными?

Шмаков М.В. Я уже сказал в первой части нашего общения, что в МРОТ не входят ни стимулирующие, ни компенсационные надбавки. Конечно, местное творчество, в частности последняя инициатива губернатора Магаданской области Печонова, который призывает поднять волну требований к Правительству, чтобы в состав МРОТ вошли северные надбавки, - это бред. Вы почитайте наше заявление. Мы такое заявление приняли еще во вторник (10 октября).

Шершуков А.В. Он как бы отозвал свою инициативу…

Шмаков М.В. Конечно отозвал. Это, я считаю, роспись в своей некомпетентности…

Сейчас в первом чтении принят закон по повышению МРОТ. Мы с ним не до конца согласны, прежде всего по срокам введения в действие. В соответствии с Трудовым кодексом и Конституцией России никакие стимулирующие и компенсирующие выплаты не должны входить в минимальный размер оплаты труда. Это плата за труд, а не за проживание в северных регионах. Поэтому эти надбавки должны остаться, они должны учитываться в заработной плате, но не в МРОТ. Тут должен быть установлен минимальный размер оплаты труда, после этого умножаться на соответствующий районный коэффициент, дальше премиальные и другие региональные выплаты и выплаты, предусмотренные на предприятии. После чего группируется заработная плата каждого конкретного человека. Только так. Мы на этой позиции стояли, стоим и будем стоять всегда!

Шершуков А.В. Спасибо. Следующая тема СОУТ: спецоценка условий труда. Прошу включить видео-вопрос, который пришел к нам из Кузбасса.


Ермаков С.В. Добрый день, Михаил Викторович. Я Сергей Викторович, главный технический инспектор труда ГНПР по Кемеровской области. Методика проведения специальной оценки условий труда при оценке вредных факторов ставит работников в неравное положение. Повышенная температура для сталеваров печи является вредным фактором. Такая же температура для работающих на открытом воздухе, не подлежит оценке. Минус 30 для работающих в холодильной камере, является вредным фактором; минус 30 для работающих в поле, оценке не подлежит. То же самое касается химии, аэрозолей, шума, вибрации и травмоопасности.

У меня и вопрос и предложение. Вопрос: существует ли, на ваш взгляд,  возможность устранить такое издевательство в переговорном процессе с Министерством труда? И предложение: если Министерство труда к переговорам не способно, необходимо принуждать Минтруда к изменению методики в судебном порядке. Предлагаю объединить усилия ФНПР и территорий  для окончательного решения этой задачи. Спасибо.

Шершуков А.В. Михаил Викторович, к этому, примерно в таких же формулировках добавляют вопросы председатель первичной профсоюзной организации НИТИ им.Александрова – Шишкин; и председатель первичной профсоюзной организации Амурской генерации – Колесников. То есть, практика применения СОУТ выявила проблемы. Что мы с этими проблемами будем делать в части либо изменения методики соответственно, либо судиться?

Шмаков М.В. Вопрос понятен, спасибо, и он наиболее рельефно прозвучал в этом видео-ролике. Только к субъектам, которые должны более активно этим заниматься (а не только Кемеровская областная организация горно-металлургического профсоюза), надо добавить центральный комитет этого профсоюза.

Да, мы все должны соединить усилия для того, чтобы оказывать давление и на Минтруд для изменения методики, и на всех остальных интересантов, чтобы эта методика была разумной и работающей. Если рабочее место у человека в минус 30 на улице, то тогда это должно учитываться как вредный фактор на рабочем месте. Если плюс 40 на солнце на его рабочем месте, а он не просто вышел покурить за ворота, то это так же вредный фактор, как и работа у доменной печи или других установок, которые работают с горячим металлом. Безусловно, так и надо делать. Это совершенно справедливые требования. Я уверен, что соединив усилия, мы этого достигнем.

Но я хочу обратить внимание здесь на то, что спецоценка условий труда носит общий характер для всего предприятия, а мы с вами, как руководители профсоюзов, должны заботиться о тех рабочих местах, на которых работают члены профсоюза, чтобы для них спецоценка условий труда была проведена полностью, без изъятий, с полным выполнением требований методики, чтобы работники были с проверенными приборами, градусниками, шумомерами. Проверенными, а не теми, которые можно подкрутить. И чтобы, скажем, уровень шума замерялся не в обеденный перерыв, в то время, когда идет конкретная работа на данном рабочем месте. 

Это все тонкости. Но я еще раз повторяю, это важный фактор для привлечения тех, кто жлобится, не хочет платить взносы в профсоюз и говорит, что «мне не нужен профсоюз, я сам за себя постою». Вот пусть в рамках СОУТ, когда его рабочее место оценивают, он сам за себя и выступает, или вступает в профсоюз, платит взносы, тогда он будет защищен своим профсоюзом на предприятии и в отрасли, горно-металлургическим например, и в целом Федерацией Независимых Профсоюзов России. С халявщиками дело иметь не будем!

Назад к списку