Это впечатляет!...

23.11.2017


22 ноября в визит-центре «Байкал заповедный» успешно прошла встреча с учёным секретарём  Государственной Третьяковской галереи, доктором искусствоведения, заведующей отделом живописи второй половины XIX – начала XX века Государственной Третьяковской галереи, старшим научным сотрудником сектора русского искусства XVIII – начала XX века Научно-исследовательского института теории и истории изобразительного искусства Российской Академии художеств, Лауреатом премии имени И.Е. Забелина в области научных исследований (2017) Татьяной Витальевной Юденковой.

         Педагоги школы-интерната и обучающиеся 8-11 классов с удовольствием прослушали лекцию о Павле Михайловиче Третьякове. Материал, представленный Татьяной Витальевной Юденковой, полезен, расширяет знания о создателе и о самой Государственной Третьяковской галерее, рождает желание непременно посетить замечательный музей.

         Татьяна Витальевна рассказала и об Александре Сергеевиче Боткине, сыне выдающегося русского медика, педагога и учёного Сергея Петровича Боткина, чьим именем названа одна из улиц Иркутска, о том, как связано имя А.С. Боткина с Байкалом, Танхоем.

         Мы поблагодарили лектора за содержательную информацию, восхитились её озарённостью, пожелали Татьяне Витальевне новых творческих изысканий, успеха, удачи и большого счастья.

 

 

Для тех, кто был и кто не был, на встрече, печатаем фрагмент из книги Л. Волынского «Лицо времени».

    Известная всему миру галерея, в которой представлены произве­дения выдающихся художников России, носит имя Павла Михайло­вича Третьякова.

    Богатый, хорошо образованный купец решил употребить свое бо­гатство на пользу народа. «Во всех европейских странах есть богатые музеи, где собраны творения лучших художников этих стран, — го­ворил он. — Пора и нам иметь такой же».

         Третьяков не был «покровителем искусств», меценатом того толка, какими были в свое время многие родовитые вельможи в России. Он не красовался, не тешил собственное тщеславие, не выбирал себе любимцев среди художников и не швырял деньги по-княжески. Он был рассудителен, расчетлив и не скрывал этого.

         «Я вам всегда говорю, - писал он однажды Крамскому, - что желаю приобретать как можно дешевле, и, разумеется, если вижу две цифры, то всегда выберу меньшую: ведь недаром же я купец, хотя часто и имею антикупеческие достоинства».

         Именно эти «антикупеческие достоинства» - просвещенность, гуманизм, понимание общенародной роли искусства – и позволили Третьякову выбирать для своей галереи все самое лучшее, самое правдивое и талантливое, что давала тогда русская живопись.

         С первой же выставки передвижников он приобрел около десятка картин, и среди них такие, как «Грачи прилетели» Саврасова, «Петр Первый допрашивает царевича Алексея в Петергофе» Н. Н. Ге, «Сосновый бор» Шишкина и «Майская ночь» Крамского. С тех пор он стал постоянным членом товарищества и тем самым присоединился к общим задачам и целям.

         Третьяков известен был своим удивительным чутьем. Тихий, молчаливый, сдержанный, он появлялся в мастерских, где еще только заканчивались будущие шедевры живописи, и, случалось, покупал их для своей галереи прежде, чем они успевали появиться на выставке.

         Бескорыстие его было беспримерным. Приобретая у Верещагина огромную коллекцию его картин и этюдов, он тут же предложил ее в качестве дара Московскому художественному училищу. Свою галерею он с самого начала задумал как музей национального искусства и еще при жизни своей – в 1892 году – передал в дар городу Москве. И лишь спустя шесть лет (как раз в год смерти П. М. Третьякова) открылся первый государственный русский музей в столичном Петербурге, да и то куда уступавший «Третьяковке», ставшей уже к тому времени местом паломничества многих тысяч людей, приезжавших в Москву со всех концов России.

Назад к списку